Ботанический кабинет Московского университета

Опубликовано февраля 20, 2015 в Замечательные здания в Белом Городе

Ботанический кабинет Московского университета

Кабинет изящных искусств и древностей — прежний минц-кабинет, содержащий 20 100 предметов, между коими монет и медалей 19416. Устроен в теперешнем виде трудами профессора П. М. Леонтьева и состоит из двух отделений. Первое содержит собрание гипсовых слепков со знаменитых произведений античного искусства, каковы Аполлон Бельведерский, Венера Милосская, Полевой Фавн, Зевс. Юнона Людовизи и т. д. Это собрание в семидесятых годах нынешнего столетия увеличено покупкою значительного числа новых предметов в Берлине и выставлено с сохранением исторического порядка в двух залах. Второе отделение представляет замечательное собрание монет русских, древнегреческих, римских, византийских и новейших европейских.

Ботанический кабинет. При кабинете большой гербарий, где находится более 60 тысяч экземпляров высушенных растений. Интересны гербарии Г. Ф. Гофмана, состоящий из 8800 видов, и Ф. Эргарта, расположенные по системе Линнея. Последний гербарий считается классическим, ибо составлен под руководством самого Линнея. За него заплачено 10 тысяч рублей. Кроме того, имеется гербарий Н.Н. Кауфмана и др.

В новом здании университета помещается Зоологический музей. Он основан после 1812 года известным естествоиспытателем Фишером фон Вальдгеймом из собраний, пожертвованных Демидовым и произведенных Обществом испытателей природы. Кроме того, в музей поступили предметы из коллекций Московской медико-хирургической академии и Виленского университета после их закрытия. После смерти Фишера музеем заведовал доктор Ре-нар, много обогативший его чрез посредство корреспондентов Общества испытателей природы, коего он состоял секретарем. В 1863 году музей поступил в заведование профессора А. П. Богданова, основавшего в то же время Общество любителей естествознания. Музей заключает в себе более 80 тысяч предметов и обогащается беспрерывно.
Теперь скажем несколько слов об университетском духе XVIII столетия.

Студенты и гимназисты помещались в обширных залах главного здания, именовавшихся камерами, и ходили всегда напудренные; студенты носили шляпы и шпаги, которые вручались им торжественно на актах при производстве их в студенты. Благонравнейший и отличнейший по успехам студент занимал лучшее место, под образами в переднем углу, и назывался камерным. В Благородном пансионе Московского университета лавки в классах были устроены горой, и самая верхняя называлась Парнасом. В столовой зале лучшим воспитанникам предлагался отличный обед, а для ленивых, в углу, был «осиновый стол», на котором ставилась только огромная чашка щей.

В 1763 году конференция просила не продолжать уроков после обеда зимою, при наступлении сумерек, с 5 часов вечера, так как воспитанники подвергались опасности ночью быть или съеденными собаками, или ограбленными ворами. За дурное поведение студентов сажали на хлеб и на воду, одевали на три дня в крестьянское платье, а на деньги, вычтенные у них из жалованья, покупались Библии на славянском языке, которую студенты обязаны были читать по воскресеньям.

На Пасху для развлечения студентов устраивались на университетском дворе двое или трое качелей. С Фоминой, т. е. с весны, начинались по временам военные экзерциции. Прогулки студентов за город совершались в строю попарно. На кулачные бои у Заиконоспасского монастыря или на Неглинной разрешалось выходить только гимназистам; студентам это было строго воспрещено. За важные проступки студентов судили профессора; суд поручался юристам; все дела излагались на латинском языке. Между студентами происходили часто диспуты. Общественное мнение было против университета. Поэтому профессорам, в особенности профессору анатомии Эразмусу, приходилось ратовать с общественным мнением и защищать науку от обвинений в безбожии, от унижения ее до живодерного ремесла; по целым месяцам Эразмусу не доставляли из полиции трупов.

В университете не было строгого разграничения наук. Профессор вексельного права Рогов был учителем геометрии в гимназии и исправлял должность надзирателя над больницею казенных учеников. Профессор математики Рост был в то же время главным агентом Голландской компании, имел русских приказчиков, через них торговал по всей России, закупал на корню хлеб, пеньку, смолу и тому подобное и нажил значительное состояние. Особенной популярностью пользовались профессора: вышеупомянутый Барсов (родился в 1730-м, умер в 1791 году) и Харитон Андреевич Чеботарев, который первый в России начал писать без «еров» и собирал для императрицы Екатерины II материалы для русской истории.

Яндекс.Метрика