Останкино

Опубликовано декабря 10, 2016 в Окрестности москвы

Останкино

Останкино. В глубокую старину пространство, занимаемое нынешним Останкином и его окрестностями, представляло довольно топкое место, соединявшееся с Сокольничьими дебрями.

Оно принадлежало роду князей Черкасских, из коих один, князь М. А. Черкасский, устроил здесь поместье и соорудил в 1668 году церковь во имя Св. Троицы, которая имеет большое сходство с церковью Грузинской Божией Матери и, по словам знатоков, представляет лучший образец второго периода самостоятельного развития московской архитектуры XVII века. Выдаваясь гармоническим соединением всех своих частей и красотой общего фасада, крыша ее с пятью главами состоит из кокошников, и над красивыми шеями внизу тоже по четыре кокошника.

Село Останкино перешло к Шереметевым в виде приданого за дочерью Черкасского Варварою Алексеевной, которая вышла за Петра Шереметева, сына знаменитого фельдмаршала Бориса Петровича. Петр Шереметев не обратил на Останкино особенного внимания и занялся устройством другого своего поместья, Кускова, о котором сказано будет ниже. Зато сын его Николай, полюбив приданое матери—Останкино, начал устраивать его, распространять и улучшать. В 1796 году деревянный оштукатуренный дом, наподобие загородных вилл римских патрициев, был уже готов. Сначала дом этот, своего рода колоссальная игрушка, построен был на деревянных столбах, потом подвели под него каменный фундамент.

Первоначальный план дома начертил известный зодчий XVIII века Кваренги, но довершил и изменил некоторые части его по вкусу хозяина наш русский, не менее Кваренги известный архитектор Казаков. Так как у созидателя Останкина были не только свои музыканты, актеры, актрисы, певцы и певицы, но и свои архитекторы и живописцы, то и постройкой дома занимались собственный архитектор графа Дику шин и живописец Аргунов. Останкинский сад и парк, которые тянутся от дома на север, были разбиты далеко еще до постройки дома, при прежнем его владельце Черкасском, который, будучи тобольским губернатором, выслал оттуда для сада несколько десятков сибирских кедров, поражающих взор своею величавостью. По большей же части сад разведен из рассадников кусковского сада, богатого даже и теперь многими грандиозными тропическими растениями.

Прямо перед домом, со стороны сада, расстилается картинный луг, с каймою из цветов, далее по обе стороны стенами идут шапкообразные липы с боковыми аллеями и кругами, так что образуют собой в середине как бы две отдельные комнаты под пологом неба, между которыми раскиданы большие клумбы, корзины и большие цветочные венки. В просеках аллей стояли мраморные бюсты мифологических богов и богинь. Сад сливается с парком, который очень обширен и замечателен своими гигантскими деревьями. Дорожка в парке ведет к реке Каменке.

Тут некогда было семь прудов, соединенных между собою каналами. По прудам, изобильным всякими рыбами, плавали в былое время разноцветные ялики с песельниками и гостями графа Николая Петровича. По вечерам, во время катанья, отлогие берега прудов роскошно были иллюминованы. От прудов остались теперь одни ложбины, по которым тихо катится маленький ручеек, остаток речки Каменки.

Налево от дома, в кедровой роще 1, стоит и доселе мраморная урна над прахом любимой собаки графа. Из этой рощи мимо группы лип дорога тянется в так называемую «аллею вздохов», которая образует из себя высокую, не пропускающую солнечных лучей кровлю. За аллеей влево находились некогда оранжереи и место для выставки плодовых деревьев, а теперь там пораскиданы дачи.

Яндекс.Метрика