Покаяние Грозного

Опубликовано июня 6, 2014 в Красная площадь

Покаяние Грозного

В первый год самостоятельного правления государством Иоанна Грозного в Москве случилось страшное несчастье. 21 июня 1547 года почти вся Москва опустошена была пожаром. Пожар начался с церкви Воздвиженья на Арбате. При сильном ветре огонь распространился очень быстро вплоть до Москвы-реки. Отсюда огонь был занесен бурею в Кремль, где загорелись Успенский собор, царский дворец, Казенный двор и Благовещенский собор.

Царь с супругою, братом и боярами удалился в Воробьево. Кремль был опустошен. Народ приписывал этот пожар волшебству и взбунтовался. К царю в это время явился известный пресвитер Сильвестр и подействовал на совесть царя, который перед этим бссчествовал над псковичами, явившимися с жалобой на наместника Турунтая. Царь обливал жалобщиков горячим вином, палил их бороды и волосы огнем и потом положил их нагими на землю. Это было в селе Остров. Когда царь возвратился из Острова в Москву, то сперва упал с колокольни благовестный колокол, а затем разразился пожар.

Увещания Сильвестра повлияли на царя. Царь предался своему новому наставнику. После пожара царь несколько дней провел в уединении, потом созвал святителей, покаялся перед ними в своих грехах и причастился Св. Таин. Не довольствуясь этим, он захотел перед всем народом излить свою душу и для этого приказал созвать выборных от всей земли Русской. Когда выборные съехались, царь, воспользовавшись первым воскресным днем, вышел после обедни в сопровождении духовенства, бояр и воинской дружины на Красную площадь и сказал с Лобного места, обращаясь к митрополиту Макарию, следующую речь:

«Молю тебя, святый владыко! Будь мне помощником и любви поборником; знаю, что ты добрых дел и любви желатель. Знаешь сам, что я после отца своего остался четырех лет, после матери осьми; родственники о мне небрегли, а сильные мои бояре и вельможи обо мне не радели и самовластны были, сами себе саны и почести похитили моим именем и во многих корыстях, хищениях и обидах упражнялись, аз же яко глух и не слышах и не имый в устах моих обличения, по молодости моей и беспомощности, а они властвовали. О, неправедные лихоимцы и хищники и судьи неправедные! Какой теперь дадите нам ответ, что многие слезы воздвигли на себя? Я же чист от крови сей. ожидайте воздаяния своего!»

Затем, поклонившись на все стороны, царь продолжал речь, обращаясь к земским выборным и народу:

«Люди Божии и нам дарованные Богом! Молю вашу веру к Богу и к нам любовь. Теперь нам ваших обид, разорений и налогов исправить нельзя, вследствие продолжительного моего несовершеннолетия, пустоты и беспомощности, вследствие неправд бояр моих и властей, бессудства неправедного, лихоимства и сребролюбия; молю вас, оставьте друг другу вражды и тягости, кроме разве очень больших дел: в этих делах и в новых я сам буду вам, сколько возможно, судья и оборона, буду неправды разорять и похищенное возвращать!»

Кратка была речь царя, но он говорил ее сокрушенно, со слезами на глазах, укрепясь перед тем постом молитвою и причастившись Св. Таин. По словам современников, народ слушал цари в глубокой тишине, в умилении и рыдая, но едва царь кончил, как клики великой радости огласили всю площадь. Так могучие души величественно каются в своих великих прегрешениях — и мирят свою совесть с Богом и с совестью народа. К сожалению, Иоанн Васильевич впоследствии нс удержался на высоте истинного царского раскаяния и предался новым злым прихотям своего испорченного в юности сердца. По его слову там в одно время, т. е. на той же Красной площади, поставлено было 18 виселиц, запылали костры, закипели котлы со смолою, засверкали топоры, пыточные орудия, и начались ужасные казни: это гибло 200 человек новгородцев 25 июля 1570 года, и это была четвертая эпоха казней Грозного...

Уничтожение и хранение информации

Яндекс.Метрика