Разгуляй

Опубликовано сентября 22, 2015 в Обзор Земляного города

Разгуляй

Под Разгуляем известна местность в конце Старой Басманной, не доходя Елохова моста над ручьем Чечоркой. Мост этот прежде назывался Ехаловым (понятно, от слова «ехать») и переделан потом в Елохово.

Тут, на распутье четырех дорог, стояло кружало под названием «Разгуляй». Кружало это при Екатерине II заменилось питейным домом, а затем трактиром. В конце прошлого столетия трактир этот сделался любимым пристанищем московских гуляк. Кто хотел предаться гульбе втихомолочку, не слишком гласно, особенно жители Замоскворечья, купеческие детки, держимые в то время круто своими родителями, да и сами-то родители вечерком, заперев свои лавки и собравшись веселой компанией кутнуть, ехали на Разгуляй, в помянутый трактир, как в отдаленный утол Москвы, где их другие посетители трактира не знали.

Для подобной «почтенной компании», разумеется, по расточительности ее, находились там особенные уютные комнаты, и к их услугам были все удовольствия бесшабашного разгула: торбанисты, песенники, цыгане, музыканты и даже заезжий гармонист-иностранец, удивлявший всех своим инструментом. К полному разгару удовольствий являлись цыганки-ворожеи, цыганки-солистки. и пир шел горой. Начиная с осенних вечеров до Святой недели трактир на Разгуляе кипел народом: к тому же через это место совершались праздничные, многолюдные зимние катанья в Покровское. Все это кануло в вечность, но название за местностью Разгуляя осталось и доселе.

Тут же, на Разгуляе, на утлу Доброслободского переулка, находится бывший дом рода графов Мусиных-Пушкиных. При доме сад и пруды.

В Петровском парке веселилась преимущественно состоятельная часть москвичей. Но о Петровском парке мы скажем при описании Петровского подъездного дворца.

Сверх этих гуляний было много гуляний чисто народных, установившихся обычаем в известные праздники, на площадях, при церквах, при монастырях, на Новинском валу, на Девичьем поле. Все эти гулянья, из которых некоторые сохранились и доныне, отличались от нынешних большим разнообразием и разгулом. По словам И. Е. Забелина, общее веселье тогда поддерживалось и общим участием москвичей, большинство которых не успело еще поставить себя выше народных обычаев и не только не чуждалось, но, напротив, принимало самое живое личное участие во многих забавах простого народа. Гулянья того времени т. е. прошлого столетия) еще во многом сохраняли те первобытные черты, в которых вполне отражалась старинная жизнь, со всеми особенностями и оттенками; эти главные черты были: пьянство, пляски, песни.

Одним из центров каждого гулянья был большой шатер, известный в народе посейчас под кличкой «колокола».

Из гуляющих редко кто проходил мимо шатра-колокола, верх которого украшался обыкновенно небольшим флагом и зеленою кудрявою елкою; внутри шатра стояли стойки с бочонками и разною питейною посудою, в числе которой употребительнейшая называлась «плошкою» и «крючком». Это была особая мера, в которой продавалось вино в разливку, и в старину не просили «на водку», а просили обыкновенно «на крючок».

Кроме шатра на гуляньях стояли еще разного рода шалаши и палатки, крытые рогожей и лубком. Здесь помещались трактиры, герберги, продавцы пряников, орехов, царьградских стручьев; также всюду на гуляньях виднелись столы, где дымились самовары с ароматным имбирным сбитнем, продавалась хмельная буза, полпиво и проч. В числе народных забав первое место занимали качели, затем карусели, нынешние детские коньки. Затем давались для народа и драматические представления, устраиваемые в лубочных балаганах, шалашах и других на скорую руку постройках.

В числе народных забав на гуляньях можно было встретить и медведя с козою. Затем также на старинных гуляньях славились игрою на рожках тверские ямщики; они же «оказывали весну разными высвисты по-птичью».

Эти простые мужички составляли целые хоры самых разнообразных птичьих голосов, начиная от нежной малиновки до соловья.

Тут же показывали и собачью комедию. И все это шумело, веселилось, пело, плясало, но нередко оканчивалось и крупной дракой, в особенности если затевался кулачный бой. В таких случаях запросто разливали дерущихся водой: д\я этого призывалась пожарная команда. Но однажды при такой «оказии» не оказалось воды, и дело окончилось смехом, шутками.

Но, говоря серьезно, относительно воды москвичам в былое время было не до смеху и не до шуток. В этом отношении Москва почти бедствовала. Может быть, в самую глубокую старину вода Москвы-реки была и хороша, но с расширением города она постепенно портилась, в особенности весною и осенью, и пить ее приходилось, как говорится, с горем пополам. Чтобы устранить этот недостаток, повсюду вырывалось множество колодцев; но чего каждый из них стоил, и сверх того вода в них вообще жестка и неприятна на вкус. На всю Москву были только три колодца с чистою и здоровою водою: Андроньевский, Трехгорный и Преображенский. Но воду из них брать стоило сравнительно весьма дорого, и хорошая вода за хорошим столом так же ценилась, как и хорошая брага.

Выручила в этом отношении свою великую столицу Великая Екатерина: она повелела построить водопровод, взяв воду в селе Большие Мытищи, находящемся от Москвы в 18 верстах.

Яндекс.Метрика